Янис Царухис: жизнь и творчество художника

Яннис Царухис (греч. Γιάννης Τσαρούχης, 13 января 1910 Пирей — 20 июля 1989, Афины) — греческий художник и кинорежиссер.

СОДЕРЖАНИЕ

Биография художника

Творчество

Картины Янниса Царухиса

Интересные факты из жизни художника

БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

Яннис Царухис родился в 1910 году в Пирее.

В период 1929—1935 годов учился в Афинской школе изящных искусств, был студентом Фотиоса Контоглу, который познакомил его с византийской иконографией. Параллельно также изучал народную архитектуру и традиции греческого народного костюма.

Вместе с Димитрисом Пикионисом, Фотиосом Контоглу и Ангеликой Хатзимихали он возглавлял движение за введение греческой традиции в живописи.

В период 1935—1936 годов он посетил Стамбул, Париж и Италию, где познакомился с искусством Ренессанса и импрессионизма, открыл для себя работы Теофилоса Хатзимихаила, на его художественное восприятие значительно повлияли такие художники, как Анри Матисс и Альберто Джакометти.

Он вернулся в Грецию в 1936 году и через два года создал свою первую персональную выставку в Афинах. В 1938 году он выполняет декорации к постановке «Петрушки» Стравинского, а затем для «Спящей красавицы» Чайковского и спектакля «Три сестры» Чехова, для которого он старательно раскрашивал листочки на березах – в ярко зеленый снаружи и сероватые изнутри – чтобы добиться густой и живой зелени, характерной для русского пейзажа.

Участвовал в боях итало-греческой войны в 1940 году.

В 1949 году он и другие художники, в том числе Никос Хатзикириакос-Гикас, Яннис Моралис, Никос Николау, Никос Энгонопулос и Панайотис Тетсис создали художественный кружок «армос».

В 1951 состоялись выставки работ Царухиса в Париже и Лондоне. В 1958 году он участвовал в Венецианской биеннале. В 1967 году он переехал в Париж. В 1982 году открыт Музей Янниса Царухиса, которым стал дом художника в афинском пригороде Маруси. Действует также Фонд Янниса Царухиса.

Художник умер в 1989 году в Афинах.

ТВОРЧЕСТВО

В двадцать лет Царухис познакомился со специалистом по византийской живописи Фотисом Кондоглу. Кондоглу переживал, что увлечение молодого Царухиса византийской живописью, сопровождавшееся долгими поездками на Афон, оказалось краткосрочным, но Яннис изучил ее достаточно, чтобы понять ее место в мировом искусстве, в греческом самосознании и эстетике и своем собственном творчестве.

Как и все греки, он свято верил в преемственность и непрерывность греческой культурной традиции. «В византийской живописи древнегреческие элементы проступают там, где выражена вера в человека», говорил он.

Уже в тот период Царухис начинает очень много писать. Хотя он восхищался Леонардо да Винчи и Альбрехтом Дюрером, образцами ему служили Сезан, Пикассо и Матис. Среди многочисленных натюрмортов и пейзажей одной из сквозных тем его живописи становится образ молодого мужчины. Мужская красота вдохновляла Царухиса настолько, что моряки из портовых таверн выглядят на его полотнах как полубоги, а простым чертам их лиц придается одухотворенность внутреннего мира.

К своим же собственным произведениям он относился с безмерной придирчивостью и тщанием. Ставя с Куном «Птицы» Аристофана, художник продумывал до мельчайших деталей костюмы птиц с причудливыми клювами и крыльями. Он дорабатывал до бесконечного совершенства каждую деталь. Но превыше всего Царухис ценил те свои работы, которые он выполнял самостоятельно, а не в соавторстве. Такая возможность появилась у него в 70-х годах, когда к нему пришла заслуженная слава.

Пересечение культурных линий – один из основополагающих принципов Царухиса в искусстве. На его картине «Святой Севастьян» только красотой тела отсылает к творению Тициана. Грек представил воина одетого на современный лад в шорты, а расстреливают его два солдата в форме. Именно приверженность Царухиса одновременно и прошлому и настоящему, и востоку и западу, и аристократической и простонародной культуре оправдывают слова Маноса Хатзидакиса: «Царухис был творцом, с абсолютной искренностью живший в своих противоречиях».

st-sebastian

«Я настолько хороший актер, что сумел убедить всех, что я художник», говаривал о себе Царухис.

Он привык преуспевать в любом искусстве, но никогда не забывал взглянуть со стороны на свое творчество с присущей ему самоиронией.

 

ТЕАТР

В двадцатипятилетнем возрасте Царухис, вернувшись из Парижа, обращается к народному театру в лице Сотириса Спатариса, прославившегося профессиональными постановками театра теней с участием самобытного персонажа Карагёзиса. «Карагёзис стал для меня своего рода дантовым Вергилием, преподав великие уроки», вспоминал впоследствии художник. Сын Сотириса Евгениос советовал ему не только рисовать, но и ставить спектакли с Карагёзисом. Царухис последовал его совету, и его представления в народном стиле всегда собирали полный двор публики.

Театр увлек его также и в период оккупации. Он не только разрабатывает декорации и костюмы, но и играет сам, в том числе женские роли – Аиду, Веселую вдову, Травиату.  Спектакли ставились по частным домам. В 58-м году художник через оперную диву Марию Калас знакомится с Аристотелем Онасисом и Франко Дзефирели. К тому времени Яннис уже был известным театральным оформителем и создавал декорации для самых знаменитых сценических площадок.

В 1962 году он ставил «Норму» для Каллас в Эпидавре, а в 1965 делал декорации и костюмы для постановки «Троянок» знаменитого режиссера Какоянниса в Париже.

 «Если у меня есть время, я стараюсь делать сам всю постановку от начала до конца и нести за нее всю ответственность. Чем старше я становлюсь, тем труднее мне становится находить общий язык с режиссерами», говорил Царухис.

По его мнению, театр превращался в закрытую клановую сферу, полную догм и предрассудков. Художник призывал интеллигенцию, не входящую в профессиональные театральные круги, привнести в театр свежую струю и разметать рутину сложившейся режиссуры.

Царухис считал, что искусство во все времена должно протягивать все новые и новые культурные нити.

При таком подходе постановка даже древней трагедии должна отсылать зрителя к современным ему и значимым для него событиям. В его постановке «Троянок» Еврипида (1977 г.) о лишенных родины женщинах из разрушенной Трои костюмы и антураж отсылают к Малоазийской катастрофе 1922 года, когда сотни тысяч жителей процветающего греческого города Смирна превратились в беженцев.

Таким образом, Царухис продолжил линию греческой трагедии, насыщенной, помимо богатого мифологического содержания, реминисценциями на актуальные политические темы.

Царусис выступал против исторических постановок немецкой школы, аутентичный подход которой стремился воссоздать утерянные реалии. Художнику такая трактовка казалась выхолощенной и чуждой, потому что для него как для грека древняя трагедия оставалась актуальным искусством, не могущим закрывать глаза на животрепещущие проблемы, такие, например, как оккупация Северного Кипра, снова вызвавшая потоки беженцев. Для этой постановки Царусису пришлось заново переложить на современный язык древний текст. Также он переводил для своих постановок «Медею» Еврипида, «Ореста» и «Семеро против Фив» Эсхила, а «Вакханок» Еврипида на французский.

В игре Царухис требовал от актеров естественности, призывая их забыть о том, что они древние герои и искать более близкие им психологические мотивы.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ХУДОЖНИКА

Маленький Яннис изготовил из картона целую сцену наподобие игрушечного рождественского вертепа и давал на ней представления с картонными актерами. Его постановки были слишком серьёзны для сверстников, и Яннису приходилось привязывать своего младшего брата к стулу, чтобы удержать в своем театре хотя бы одного зрителя.

Во время выставки В 51-м году в средоточии культурной жизни Афин дворце Заппион полиция вынуждает его изъять из экспозиции картину с двумя моряками, обнаженным и одетым.

Царухис в принципе отрицательно относился к моде как к коммерческому явлению и отвергал ее претензии на настоящее искусство. Само сочетание «высокая мода» вызывало у него отторжение. По его мнению, смена моды чуть ли не каждый сезон говорит лишь о несовершенстве замысла модельеров, остающихся ремесленниками, но имеющих при этом большие претензии. Еще в юношестве его старшая сестра жаловалась, что он позорит семью, расхаживая по городу в свободной рубахе с расстегнутым воротом, в льняных штанах и парусиновых туфлях на босу ногу.

До самой смерти он танцевал свой любимый танец зейбекико, считая его орфическим и глубоко человечным танцем.

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: ru.wikipedia.org,  ellada-russia.ru

Если вы нашли неточности или желаете дополнить эту статью, присылайте нам информацию на электронный адрес admin@allpainters.ru, мы и наши читатели будем вам очень благодарны.


Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Мы вконтакте

Присоединяйтесь к нам Вконтакте

Мы в Google +

Присоединяйтесь к нам в Google +

Мы на facebook

Присоединяйтесь к нам на facebook

© Allpainters.ru, 2010-2015

Сайт посвященный изобразительному искусству и живописи.
Перепечатка материалов только после размещения прямой обратной ссылки. Ознакомьтесь с правилами сайта.
Следуй за нами: