Ольга Акаси

Ольга Акаси — художник от бога. Однако, никакие способности, никакой талант не достаются от бога просто так, но только собственные усилия, стремления к прекрасному, чувства утонченности, глубокое виденье живописи и постоянный труд: в изучении техники старых и новых мастеров, в собственном осмыслении истории живописи, в ежедневном приближении к идеальному полотну творят выразительного художника.

Ольга Акаси непревзойденный мастер своего, независимого стиля — тонкого едва уловимого духа вечности. Обиды созданы ею одухотворенные, светлые, живые. Художница считает, что живопись базируется в первую очередь на чувстве, а не на уме, и в своих работах делает акцент именно на чувство. Современная живопись часто, сознательно или бессознательно, отходит от этого принципа.

Еще пятилетним ребенком она впервые почувствовала в себе — тогда не совсем ей понятную и загадочную — силу, которая впоследствии будет осознана как воля к прекрасному. Раннее недовольство окружающим миром через многие годы проявится на ее полотнах: никаких жанровых сцен, побутописання, будничности и поверхности жизни. Потому что уже тогда, на рассвете своего становления, она надеялась в будущем переписать свое детство и юность на полотне.

Художественное образование Ольга Акаси получила в Одесском государственном художественном училище им. Грекова. Однако через господство в этом заведении школы соцреализма, художница не смогла удовлетворить свои запить. Ольга Акаси отбрасывала любую идеологию, считая, что занятие живописью не должно быть ни политически, ни социально ангажированным.

Акаси стала все чаще обращаться к традициям классической живописи, особенно к эпохе итальянского и голландского Возрождения. Художница обращается непосредственно к шедеврам старых мастеров, проводя дни в музеях Санкт-Петербурга и Москвы. В Петербурге и Одессе прошли ее первые выставки, прежде чем художница вернулась в Киев.

Однако неугасимое стремление сохранить мгновение и максимально расширить творческие пути приводят художницу в Горную Шорию и Восточные саяны, Памир и Крым, Южную Сибирь и Карпаты. Длительное время она проводит в Горном Алтае, в верховьях Катуни, уча живописи других и учась сама. Вернувшись в тридцатилетнем возрасте к Киеву, Ольга Акаси — и ученик, и учитель: имея уже богатый живописный опыт, выкладывает в частных школах, как и раньше, считает своим учителем в первую очередь Возрождение.

Всматриваясь в ее полотна, не перестаешь удивляться авторской потребности обращаться к неописуемому, несказанному внутреннему миру человека через видимое, с помощью зримых образов. И поскольку автор передает зрителю неописуемое, сущностное, то зримые же обиды должны быть дематериализоваными — тонкими и невыразительными, прозрачными и едва уловимыми.

Художницы удается достичь этого эффекта с помощью техники многослойного занятия живописью, когда каждый отдельный слой должен хорошо высохнуть, прежде чем можно работать со следующим. Процесс этот очень трудоемок. Особенным авторским нюансом достигается эффект влажности глаз, прозрачности и нежности лица, которое светится вроде бы изнутри. Сложное сочетание теплых и холодных оттенков дает живой, чистый и светлый цвет лица, не досягаемый при монохромном занятии живописью, которое является особенным преимуществом ее картин.

Отсюда то, что мы видим, как, например, в «Девочке, которая молится»: невыразительность, где ткань костюма прозрачна настолько, что несет на себе печать фона, где цвет градирует к крайнему пределу мировозрения. Как и в «Инфанте», глаза девочки, которая молится, не закрытые и не обращенные к небесам, а направленные на зрителя, глаза в глаза. Этот взгляд, обращение на нас, и композиционно направлено кверху строение влекут зрителя внутрь полотна, делают его экзистенционным участником, который сопереживает.

Ее зрелые работы последних лет — обиды не реально существующих людей. Это бесконечное приближение художника к глубокой и настоящей сфере идеального. Речь идет не просто об изображении того или другого конкретного человеческого лица, но о живописной феноменологии, своего рода иконопись, где каноны устанавливает сам художник.

«Гамлет» — одна из последних работ художника, которая творчески символизирует осмысление образа и вечных экзистенционных вопросов, что провоцирует жизнь. Художник обращается к его детству, когда он еще не проникается такими важными и коварными вопросами, которые могут изменить и изменяют жизненное русло.

Как уже понятно из работ Ольги Акаси, художницу больше всего интересует открытость души героев ее полотен. И потому она часто обращается к персонажам- детям, как, например, в «Инфанте» или «Мальчике с мороженым». Лицо ребенка — лицо начала всего сущего. На полотне — незаполненость пространства, ничего, что бы отвлекало взгляд. Отсюда черный фон — рождаемая из небытия.

Картины Ольги Акаси

Работы Акаси привлекают, с одной стороны, коллег-художников и ценителей, из другого — искусствоведов и культурологов — философичностью целостных и емких образов, метафизичностью полотен, их богатейшей семантикой. Много работ художницы находятся в частных коллекциях и галереях Украины, Франции, России, Голландии, Японии и США.


Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Мы вконтакте

Присоединяйтесь к нам Вконтакте

Мы в Google +

Присоединяйтесь к нам в Google +

Мы на facebook

Присоединяйтесь к нам на facebook

© Allpainters.ru, 2010-2015

Сайт посвященный изобразительному искусству и живописи.
Перепечатка материалов только после размещения прямой обратной ссылки. Ознакомьтесь с правилами сайта.
Следуй за нами: