Николай Ге

Художник Николай Ге — один из блестящих представителей когорты передвижников. Любителям живописи он известен как автор полотен «Тайна ужин» и «Петр I допрашивает царевича Алексея», преисполненных психологического напряжения картин религиозной тематики. Фамилия Ге знакома и большинства простых обывателей, которые с увлечением разгадывают разнообразные кроссворды. Почти в каждом из них встречается это короткое, необычное, с французским корнем фамилия (предки художника убежали из Франции в ХVIII веке, спасаясь в России от революционных событий).

Николай Ге принадлежал к той передовой части интеллигенции, которая высоко несла эстетичные и моральные идеалы эпохи. Но он во многом сумел опередить время — и в творчестве, и в моральных поисках истины. Стремясь показать глубину человеческих страстей и страданий за правду, Ге пошел от тесноватых уже для него рамок традиционной живописи передвижников — их идейного натурализма. Силу эмоций своих героев и драматизм ситуации он выразил в таком динамизме формы и мазка, что сделало его предсказателем экспрессионизма — художественного течения ХХ века.

Еще смолоду, учась в Киевской первой гимназии, Николай Ге почувствовал влеченье и способности к искусству. Но, закончив гимназию, он сначала вступает на математическое отделение философского факультета Киевского университета св. Владимира, а впоследствии продолжает учебу на том же факультете уже в Петербуржском университете. Там он знакомится с Парменом Забелло — студентом Академии Искусств и, не закончив университет, поступает в Академию искусств. Так Пармен Забелло «спровоцировал» Николая Ге на художественный путь. И в последующем жизнь художника тесно переплелась с семьей Забелло, а также с жизнью и творчеством Ильи Репина и целой плеяды художников ХІХ века.

Во время учебы в Академии искусств первыми картинами М. Ге были «Суд Соломона» и «Ахиллес оплакивает Петрокла». За последнюю он получил золотую медаль.

Жизнь художника была насыщенна многими важными событиями и встречами с выдающимися людьми той поры. Он много ездил по Европе, и по своей стране, не раз бывал желаемым гостем и в Ясной Поляне, где его другом была Татьяна Львовна — писательница, дочь Льва Николаевича, который лично имел значительное влияние на становление мировоззрения художника.

в 1876 году художник вместе с семьей поселился на маленьком хуторе Ивановский, близ станции Плиски Черниговской губернии. Небольшой, очень скромный, осадистый, совсем не похожий, на помещицкие усадьбы домик до конца дней художника был его убежищем, его творческой мастерской.

С украинской землей Николая Ге связывало много. По линии матери он был украинцем. Хотя и родился в Воронеже, но детские годы его прошли в имении отца на Подолье. Жена Ге — Анна Петровна — из древнего украинского рода Забилл.

Его решительный разрыв с привычной жизнью — это реализовано исконное стремление российского интеллигента быть ближе до народа. В украинской глубинке Николай Ге проявил себя как весьма оригинальный, самобытный художник со своей жизненной философией. Он становится усердным последователем морально-этического учения Льва Толстого. Захваченный благородной целью служения народу, которая в его сознании пересеклась с идеей жертвенности Христа, Ге создает свои выстрадавшие, самые глубокие полотна. Здесь художник пишет картины преимущественно евангельского содержания. Начало этому направлению положила «Тайна ужин». Она же дала ему широкую огласку и титул академика занятия живописью. Впоследствии эта картина была приобретена Александром ІІ для музея Академии искусств.

Природа Украины во многом определила образное строение работ художника. Воспеты М.Гоголем, написанные И.Крамским и О.Куинджи украинские лунные ночи нашли свое отображение не только в пейзажах Ге, но и в его драматичных картинах. Холодный месячный свет становится важным эмоциональным камертоном страданий Христа, который предчувствует свой конец («Выход в Гефсиманский сад»), и упреков больной совести Иуды, который одиноко бреде ночью («Совесть. Иуда»).

Произведения, написанные в Украине, Николай Ге представлял на передвижных выставках в Петербурге и Москве. Однако публика, которая привыкла к другому, более «красивой» живописи, не воспринимала эти картины, которые вынуждали вздрагивать от изображенной с таким надрывом человеческой боли. Даже давний почитатель таланта Ге, известный меценат П.Третьяков, увидев картину «Что есть истина?», зачел ее к «нехудожественным» и очень долго сомневался в необходимости ее приобретения.

Но были в Ге и пылкие почитатели его творчества, последователи его, художественной и жизненной философии. Это — воспитанники Киевской рисовальной школы Николая Мурашка, с которым у прославленного мастера установились самые тесные отношения. Во время своих достаточно частых приездов к городу, Ге всегда посещал школу — читал лекции, разговаривал с учениками, обсуждая их работы. Молодежь тянулась к этому мудрому, внимательному и хорошему человеку. А он среди общей массы выделял самых способных — заботился ими, приглашал к себе на хутор, где они долго жили.

Сама обстановка мастерской, возможность наблюдать за работой художника, длинные разговоры об искусстве становились для молодых людей серьезной школой мастерства. Среди его любимых учеников были С.Костенко, В.Замирайло, А.Куренной, Г.Бурданов, С.Яремич, Л.Ковальский, Г.Дядченко, И.Пархоменко. Они скрашивали одиночество художника после смерти его жены, помогали в домашних делах, в работе. Известно, что Степан Яремич, впоследствии признан искусствовед и художник, позировал, подвязанный бечевками к импровизированному кресту, для последней и самой трагичной картины его учителя — «Распятия», которая стала своеобразным реквиемом мастеру.

О Ге его современники оставили много воспоминаний, в которых очень часто вспоминается хутор Ивановский. Человеческая сущность художника особенно ярко вырисовывается в воспоминаниях дочери Льва Толстого Татьяны. Живя на хуторе, Николай Николаевич примкнул к вегетарианству, пытался как можно меньше пользоваться услугами прислуги и делал для себя все сам, что было ему по силам. Он признавал необходимость физического труда и вне занятий полем, сада, пчелами у себя на хуторе избрал еще и профессию печника. Он красиво клал печи и любил эту работу, оставил после себя много печей в округе. Вероятно, некоторые из них доныне служат людям…

Отличительной чертой Николая Ге была любовь к людям. В любом человеке он находил красивую сторону. И если во время работы к нему приходил кто-то за советом или с просьбой, он бросал работу и посвящал все свое внимание посетителю.

У Ге был странный дар влиять на людей, принуждать себя слушать и находить с каждым человеком те точки общения, на которых не могло быть расхождений. Он замечательно говорил, всегда вкладывая в свои слова всю свою душу.

Очень характерным является отношение Николая Ге к своим коллегам. Пожаловав как-то с писателем Иваном Тургеневым к Репину и увидев «Бурлаков», над которыми тот работал, уже знаменитый на то время Николай Ге, картину которого «Тайна ужин» Репин считал вершиной в мировом искусстве, сказал Репину, что «Бурлаки» затмили «Тайну ужин».

К деньгам Николай Ге относился равнодушно. И если у него покупали картину, он радовался, прежде всего, потому, что это было признание его работы.

Одел он носил грубый, полотняный, не стеснялся надевать старый поношенный пиджак, и в такой одежде ездил в Петербург, Москве, бывал в разнообразных обществах.

В последние годы своей жизни он становился все больше известным, особенно среди молодежи. Как только появлялся слух о его приезде, к нему стекалось столько гостей, что ему иногда невмоготу было уделить всем надлежащее по его привычке внимание.

В эти годы на хуторе Ге написал цикл больших картин: «О страдании Христа», «Что есть истина?», «Совесть», «Выход после тайної ужина», «Распятия».

«Распятие» — последняя картина Мастера, законченная после многих предыдущих вариантов в 1894 году. Эта картина была его любимой работой, которой он отдал много лет творчеству.

Как в этой последней, так и в других картинах на религиозные темы Ге придерживался реалистичной трактовки, чем вызывал возмущение и нападения реакционных кругов. «Распятие» поражает зрителя не только натурализмом формы, но и здекларованим экспрессионизмом выражения, которое так очень приближает Маляра к современному искусству. И когда в 1894 году Ге привез «Распятие» на 22-гу передвижную выставку, цензура запретила ее экспонировать. Но квартиру знакомых Николая Николаевича, где находилась работа, сначала стали посещать по запискам автора, а в дальнейшем и без этих записок художники, врачи, чиновники, критики, студенты, и таким образом, преодолевая цензуру, картину увидел почти весь Петербург.

Лишь осенью в 1903 году уже сыну Ге удалось выставить «Распятие» на выставке в Женеве, где эта картина имела огромный успех.

Смерть художника на 63-ом году жизни была неожиданной для многих. Его похоронили на хуторе Ивановскому (в настоящее время село Шевченково), в украинской земле, ему близкой и дорогой.

Николай Ге 18 лет провел в Украине. Он активно участвовал в культурной жизни Киева конца XIX века, дружил со многими известными людьми — художниками, меценатами. И не случайно в 1927 году Всеукраинский исторический музей (в настоящее время Национальный художественный музей Украины) приобрел в одного из сыновей художника 32 полотна его отца.


Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Мы вконтакте

Присоединяйтесь к нам Вконтакте

Мы в Google +

Присоединяйтесь к нам в Google +

Мы на facebook

Присоединяйтесь к нам на facebook

© Allpainters.ru, 2010-2015

Сайт посвященный изобразительному искусству и живописи.
Перепечатка материалов только после размещения прямой обратной ссылки. Ознакомьтесь с правилами сайта.
Следуй за нами: